Выводы относительно неприложимости к восточной деревне европейских понятий, принципиального различия внешне сходных явлений были сделаны еще в начале 70-х годов. В последующие годы они были поддержаны и подкреплены новыми материалами в ряде исследований. О специфике крестьянина восточной деревни писали индологи и китаисты. Некоторые индологи, рассматривая особенности социального положения сельского населения индийской деревни, высказывали сомнения относительно того, можно ли его называть крестьянством, поскольку крестьянство как класc - сословие, представляет определенную социальную общность — продукт исторического развития. В индийской же деревне такая общность не сложилась и ее аграрное население не обладает ни экономическими, ни социально-психологическими чертами, которые связаны с представлением о крестьянстве.
Другие ученые считают вполне правомерным использование термина “крестьянство”, исходя из того, что это понятие не содержит в себе социальной характеристики этой общности. Крестьянство существует при всех формациях, и его социальная сущность определяется господствующими производственными отношениями. Поэтому не всякое крестьянство мелкобуржуазно. Многие ученые, рассматривая социально-экономическую характеристику дореволюционного китайского крестьянства, относят его к традиционному крестьянству (в отличие от российского) и показывают, что крестьянское хозяйство в Китае было лишь по видимости товарным. Они также говорят о “фиктивной товарности” в сущности натурального потребительского хозяйства.